Марк С. Хуберат. Ты веенулся, Снеоог… Аннотация к рассказу

Скажу сразу: об этом небольшом рассказе польского автора мало кто знает. Я нашел его в каком-то малоизвестном сборнике польской фантастики. И это все, что мне известно об авторе и его творчестве.

Однако этот прекрасный рассказ я ценю очень высоко (в свое время я даже купил в букинисте несколько сборников именно из-за этой вещи, и всем, кому я дал книгу, восхитились рассказом Марка С. Хуберата «Ты веенулся, Снеоог…»).

Стандартная ситуация – мир после ядерной войны. Поверхность планеты заражена, люди живут лишь глубоко под землей. Но последствия радиации уже сказались. Тех, кто может еще оставить потомство – единицы, да и те больше производят детей искусственно. А уж среди рожденных такой высокий уровень уродов, что приходится ввести суровый критерий отбора. Тех, кто так и не «дослужился» до уровня человека – утилизируют либо оставляют для изъятия здоровых органов. Однако и «дослужившиеся» чаще всего обладают многими недостатками, так что им приходится много работать, что бы купить себе исправные части тела или органы.

Но обо всем этом люди, рожденные в этом мире, узнают много позже. И только лишь те, кто получает статус человека. «Новорожденные» же начинают жизнь в специальных камерах по несколько особей, где им предоставлены минимальные условия для жизни, питание и компьютерная точка, где они получают базовый пакет знаний.

Именно с одной из таких камер и начинается рассказ «Ты веенулся, Снеоог…» Обитатели камеры (они называют ее «Комната») растут, учатся жить самостоятельно, развиваются и познают окружающий мир. Так, например, они вдруг узнают, что мягкий булькающий ковер, на котором они любят играть – тоже живое существо. Об этом догадался самый головастый из них (у него нормальная лишь голова, а все тело парализовано и неразвито, так что даже для работы у компьютерной точки ему приходится пользоваться особым приспособлением – искусственной рукой). И этот же обитатель находит способ общения с «ковром» (один бульк – да, два булька - нет). А вскоре любопытство и жажда знаний приводят его к ужасающему открытию – что все они проходят отбор «на человечность». И не прошедших ждет смерть (в лучшем случае) и разделение на органы (в худшем). Он пытается предупредить об этом остальных, но мало кто из обитателей Комнаты серьезно задумывается об этом…

Дальше рассказывать не имеет смысла, иначе пропадет смысл в знакомстве с самим рассказом «Ты веенулся, Снеоог…»

Почему же я столь много внимания уделяю этому в принципе банальному анти-утопическому рассказу Марка С. Хуберата? Не так давно (в эпоху противостояния крупных держав, когда людей приводило в ужас одно упоминание о «красной кнопке»), было модно рассуждать о последствиях ядерной войны, и тогда этот рассказ действительно еще мог произвести какой-никакой фурор, но ныне? Сегодня нас уже не пугает ядерная война (хоть угроза и не стала меньше), и зачем же нужно было привлекать внимание почтенной публики именно к этому произведению Марка С. Хуберата?

Да просто потому, что все эти ядерные бомбы и глобальные войны по сути лишь декорации. Стоит их убрать и сразу же на первый план выходит главное. И это - тот самый пресловутый отбор на человечность, который мы с Вами проходим изо дня в день, с рождения и до самой смерти. И может быть критерии отбора иные (к примеру, не наличие работоспособных рук и ног, а работоспособная совесть и сострадание, не отсутствие уродливых выростов на теле, а отсутствие гордыни, тщеславия, эгоцентризма; или, если хотите, подставьте более важные для вас критерии – тугой ли кошелек, умение идти по головам в собственном карьерном росте, да хоть элементарная способность выжить в жутких городских джунглях, тут важно лишь наличие этого самого критерия отбора), но тем не менее общество, в котором мы живем, навязывает нам стандарты человечности. И стоит выйти за эти рамки (или не добраться до них), ждет нас утилизация (в лучшем случае) и … (тут уж подставляйте сами, что может быть хуже, в этом я думаю, недостатка вариантов не будет).

И ведь это общество со своими «стандартами качества» существует с тех самых пор, как только людей стало больше, чем один (то есть почти всегда, может быть даже без «почти»). Только вот помимо общественных стандартов человечности существуют еще личные критерии той же самой человечности, которые порой идут вразрез с общественными. А ведь именно в момент подобного противостояния и проявляется истинная человечность, для которой нет никаких стандартов (может быть разве только у Господа Бога), но зато есть превеликое множество ограничений.

И вот в такой «момент истины» невольно начинаешь сомневаться и выбирать. Хотя выбирать на самом деле не из чего: что так, что эдак, все одно – смерть. Однако в то же время разница велика – помереть как человек-личность, или как человек-общественная единица (хотя тут еще надо разобраться с понятием «человек»)?

Именно перед таким выбором ставит автор героев рассказа «Ты веенулся, Снеогг…». И именно в этом заключается ценность внешне простой истории такого малоизвестного писателя, как Марк С. Хуберат.

Другие аннотации:

 ◊ Чайна Мьевиль. Вокзал потерянных снов. Аннотация к книге

 ◊ Чак Паланик. Колыбельная. Аннотация к книге

 ◊ Леонид Каганов. Коммутация. Аннотация к книге

 ◊ Герман Гессе. Степной волк. Аннотация к книге

Махровые халаты легки, удобны, прочны и долговечны.