Владимир Набоков. Приглашение на казнь. Аннотация к книге

Приглашение на казнь… Но разве на казнь приглашают? К казни приговаривают, на казнь ведут.

Однако Владимир Набоков выписывает своему герою – Цинциннату Ц. - именно приглашение на казнь. Спроста ли?

Итак, книга начинается непосредственно с финала – герой осужден, приговорен и должен быть казнен.

Но, погодите, погодите – о чем же тогда книга? Можно ли столь краткий отрезок – приговор-исполнение – растянуть на столь немалое количество страниц?

Однако для Цинцинната жизнь начинается именно с приговора. Ведь до этого он и не жил вовсе. Он лишь пытался жить, однако все его попытки «очеловечиться» провалились. Потому что Цинциннат не такой, как окружающее его человечество. Тогда как все прозрачны, он – непроницаем. Хотя, что значит эта самая «прозрачность» или «непроницаемость»? Всего лишь слова, а на деле Цинциннат просто отличен от других обитателей мира. Он - инаков. Или же, наоборот, это они инаковы. Впрочем, невелика разница – среди безумцев и разумный будет умалишенным.

Но, наконец, можно стать таким, каков ты есть на самом деле. К чему теперь притворяться, если в самом скором времени тебя вычеркнут из этого мира?

Однако же время от приговора до исполнения длится и длится. И с каждой секундой мир все больше отдаляется от Цинцинната (или - наоборот). И чем больше Цинциннат становится собой, тем более инаковым оказывается мир вне его. Но если раньше Цинциннат, притворяясь, еще как-то осознавал мир, то теперь его окружает что-то настолько безумное и нереальное, больше похоже на какую-то безвкусную и абсурдную пьесу, что невольно Цинциннат отстраняется все дальше и дальше.

Только мир не желает отпускать Цинцинната. Даже на пороге смерти. Он – мир - отчаянно затягивает приговоренного в свои сети, будто ему мало цинциннатовой жизни. Ему нужна еще и цинциннатова душа.

Что делать Цинциннату, окованному, заключенному в тюремную камеру, оплетенному страхом за собственную жизнь? Как бороться со всем миром?

Тем более, что Цинциннат и не боец вовсе. Это маленький безобиднейший человек, ни разу в жизни не причинивший другим вреда. И все свои чувства, все свои желания, свое «я» Цинциннат держит в себе, чтобы, не дай боже, не ввести окружающих в смущение. Даже своей любви он не дает волю. Хотя это единственное, что было настоящим в его жизни. Любовь, но не объект любви.

Вот только кому нужна эта борьба? Цинциннату ли? Или миру, в который заключен Цинциннат, как муха в янтарную каплю? Ведь не вчера, и даже не позавчера был приговорен Цинциннат. Он, быть может, был приговорен с самого рождения, с самого своего появления в этом «не его» мире.

Как быть Цинциннату? Как прекратить весь этот безумный фарс, какую роль играть в чужой пьесе, где нет для него роли? В чем, наконец, он виновен? За что его приговорили к казни? И почему не желают даже сообщить ему, когда именно приговор буде приведен в исполнение?

Но хватит слов, дамы и господа. Все в мире (в этом мире) просто. И спрятанная за ажуром слов и суеты истина понятна и доступна. И как бы не скрывал ее за мнимыми правдами безумец-творец, как истинную драгоценность среди более ярких, но фальшивых камней, все же невозможно укрыть настоящесть за ненастоящестью.

Удивительную и сложную вселенную творит Владимир Набоков вязью собственного необычного слога. Завесью непонятных и ужасных событий он оплетает читателя, как паук муху, но того, кто выпутается, выпростается из кокона творящегося безумия ждет ценная награда.

Какая? Узнаете, когда получите свое приглашение. Приглашение на казнь. Оно уже выписано и отпечатано. Не явившиеся будут подвергнуты принудительному приводу. Уклонившиеся будут признаны виновными и приговоренными.

Другие аннотации:

 ◊ Харитонов Михаил. Между волком и собакой. Аннотация к рассказу

 ◊ Нивен Ларри. Какой прок от стеклянного кинжала? Аннотация к рассказу

 ◊ Олди Генри Лайон, Валентинов Андрей, Дяченко Марина и Сергей. Пентакль. Аннотация к книге

 ◊ Олшеври Барон. Вампиры. Аннотация к книге

 ◊ Паланик Чак. Дневник. Аннотация к книге