Джером Д. Сэлинджер. Над пропастью во ржи. Аннотация к книге

Упоминание имени Джерома Д. Сэлинджера и его книги «Над пропастью во ржи» стало настолько часто попадаться мне в других книгах, что мне ничего иного не оставалось как прочитать роман. А уж потом, после прочтения, я никак не мог успокоиться, и вот, как следствие, появилась эта странная аннотация.

Если мне позволят небольшое отступление, то я скажу, что сейчас все чаще возвращаюсь к тем книгам, от которых по молодости максималистки отказывался. Уж не знаю, чья вина в том, что к классике я до сих пор отношусь с подозрением и негативом, но ныне, после прочтения очередного классического шедевра, понимаю, сколь многое я упустил, не желая следовать учебной программе.

А книгу Сэлинджера «Над пропастью во ржи» надо было читать именно тогда, когда я и сам был таким, как главный герой – Холден. Потому как основа романа вовсе не в сюжете (которого, как такового, вообще нет), а в особом мировосприятии главного героя книги (и, наверняка, самого автора).

Холден невероятно дотошен к окружающим его людям, он очень строго судит их каждый проступок, а из малейшего прегрешения делает поистине глобальные выводы (может быть в силу своего юношеского максимализма). Поэтому сначала невольно появляется чувство, что он просто-напросто ненавидит всех живых существ. И это почти правда, ведь именно слово «ненавижу» чаще других звучит в книге.

Подобный (холденовский) взгляд на мир способен обезобразить любого человека, на которого обращается взгляд героя, а уж после для ненависти оснований искать и не надо (кто из нас не без греха?).

Но, уже после прочтения книги, я вдруг осознал, что ни ненависти, ни каких-либо иных негативных чувств по отношению к персонажам книги у меня нет. То есть (понял я) в какой-то момент все минусы таинственным образом поменяли полярность и стали плюсами.

После недолго раздумья я выяснил, почему так случилось. Потому что на самом деле Холден вовсе не испытывает катастрофической ненависти по отношению к другим людям. Просто критерии «человечности» у него настолько завышены, что мало кому удается дотянуться до этой высокой планки. Даже сам Холден не отвечает им же самим поставленным критериям. Отсюда и его кратковременные вспышки ярости. Но он и сам это прекрасно понимает. И потому всегда готов пересмотреть свое отношение к людям. Для этого достаточно хоть малейшего проявления человечности, чего-то такого обычного и в то же время особенного, что выдало бы в человеке человека (даже не найдя этого, Холден готов выдумать это что-то и подарить тому, в ком он пытается обнаружить эту самую человечность). И ему это удается. И вот тогда все минусы перекрываются этим вроде бы незначительным, но на самом деле очень важным плюсом, и даже самый отъявленный подлец становится всего лишь человеком, которого можно понять, пожалеть и, может быть, полюбить.

Но я могу и ошибаться (это всего лишь догадка). Однако в пользу моей теории свидетельствует даже необычное название книги «Над пропастью во ржи». Ведь это заветное желание Холдена. Когда его спрашивают, чем бы он хотел заняться, он отвечает, что мечтает быть стражем у пропасти. Пропасть эта находится у края засеянного рожью поля, где играют дети. Дети не видят пропасти, они беззаботны и счастливы, как только могут быть счастливы и беззаботны дети, и дело стража ловить (спасать) тех, кто сломя голову несется к невидимой пропасти.

Это необыкновенное желание мог придумать только настоящий живой человек. Который в других всегда будет видеть прежде всего людей.

И вот этим поиском человечности пронизано все произведение Сэлинджера «Над пропастью во ржи». Каждый человек, попавший в поле видимости главного героя тут же подвергается оценке критерием человечности, и, зачастую, не выдержав «экзамена», рождает сначала ненависть, которая сменяется пониманием, потом раскаянием и в конце концов заменяется состраданием и любовью (так, наверное, судит нас сам Господь, прощая своей любовью все наши грехи). И может быть именно этому пытается научить нас автор – любви (человечной) к ближним своим.

Так что если в вас осталась еще хоть капелька человеческого, или, быть может, вы хотели бы научиться любить человеков, несмотря на все их нечеловеческие грехи, то Джером Д. Сэлинджер и его книга «Над пропастью во ржи» уже давно ждут вас.

Другие аннотации:

 ◊ Кизи Кен. Пролетая над гнездом кукушки (Над кукушкиным гнездом). Аннотация к книге

 ◊ Хуберат Марк С. Ты веенулся, Снеоог… Аннотация к рассказу

 ◊ Логинов Святослав. Свет в окошке. Аннотация к книге

 ◊ Фаулз Джон. Коллекционер. Аннотация к книге

 ◊ Бах Ричард. Чайка по имени Джонатан Ливингстон. Аннотация к книге

 ◊ Гессе Герман. Степной волк. Аннотация к книге